Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

Я советник губернатора «здорового человека»

Я советник губернатора «здорового человека»
Фото автора
С приходом к власти в Курской области нового руководства кадровый состав администрации стал стремительно меняться – запустились те самые «кадровые лифты», о которых так много говорили политологи. Несколько лет назад такое казалось невозможным – знаковые должности в области стали занимать молодые, активные люди. Анна Коновалова в 22 года стала советником губернатора по вопросам благоустройства городской среды. До этого в Курске ее знали как лидера молодежного движения ОНФ. Анна считает, что главное для госслужащего быть ближе к народу, и корреспонденту «SM-news» сразу предложила перейти на «ты».

– Аня, давай сразу типичный «журналистский» вопрос. Наверняка у людей есть вопросы по поводу твоего карьерного роста. Кто твои родители? 

– Действительно, многие интересуются, из какой я семьи. Вот смотрите: папа и мама – обычные сотрудники внебюджетных организаций, не структурных подразделений. Рабочие из сферы торговли и строительства. 

– То есть они у тебя не супер-пупер бизнесмены? 

– Совершенно нет. Но они супер-пупер родители! А в плане каких-то моментов, за которые пытаются сейчас прицепиться – ну не получится этого, потому что этого нет! Я из обычной семьи. Меня никто никуда не тянул. 

– Ты еще студентка? 

– Закончила юрфак и антикризисное управление. Сейчас магистратура. Я планирую всю жизнь свою учиться, чего многим не хватает. Все должны свою компетентность постоянно подтверждать и усиливать. В любой работе люди должны совершенствоваться. Я работаю с 18 лет, два года – помощником арбитражного управляющего. Банкротство предприятий, физлиц, финансовый анализ, финансовое управление… Как сразу поступила в универ, так и пошла работать. 

– Было сложно? 

– Я такой человек, которому нужна практика. Вот книжки читать и слушать лекции – это одно. Но я привыкла брать все и сразу. Возможно, это мой недостаток, и я от этого страдаю. Но нагружаю себя постоянно и буду нагружать. Только так мозги работают, ты совершенствуешься в профессиональном плане и сам собой гордишься, когда много знаешь 

– Кем ты хотела стать в детстве? 

– Сначала космонавтом, а потом судьей. То есть девчачьих мечтаний не было, что-то пошло не так с самого рождения (смеется). Я планировала стать судьей, но с появлением общественной жизни, поняла, что смогу принести пользу обществу здесь. 

– Судейство и политика все-таки не совсем рядом стоят. Как тебя занесло в Дом советов? 

– Два года назад пришла в ОНФ, потому что поняла, что это единственная организация, которая может что-то поменять и объективно помочь людям. С ними можно поднимать острые вопросы. Я сказала: «Здравствуйте, я хочу быть полезной!»

Сначала была «Молодежка ОНФ», мы очень много хороших дел сделали, как современные «тимуровцы». Красили площадки. Убирали парки от мусора. Парк Бородино меня еще долго будет преследовать – мы нашли там оголенные провода, вынесли проблему на федеральный уровень, и ее решили. Почему хвалю себя? Это оценка Москвы. 

– Приходилось стучаться в закрытые двери? 

– Конечно. Все обращения, все жалобы, – все писала я. Часто наталкивалась на вопросы: «вот вы юрист, покажите хоть один иск». У меня их очень много. Я  занималась процедурами банкротства. Параллельно участвовала в судебных заседаниях. Параллельно надписывала обращения в прокуратуру, ГЖИ и администрацию города. 

– В СМИ ты стала известна благодаря теме общественных территорий. 

– Я взялась за нее, потому что никогда не могла понять, куда деваются огромные бюджетные средства. Мы сейчас находимся в парке имени Дзержинского, который  обустраивался на протяжении двух лет. Сроки контрактов не соблюдались. В 18 году подрядчик был полным тезкой гендиректора организации-штрафника, который не выполнил работу в 17 году по благоустройству на сумму пять миллионов рублей.

Скажите, что-то должно проснуться, когда ты слышишь эту информацию? В конце ноября прокуратура города направила представление об исправление недочётов в городской департамент строительства, который принимал объект и не заметил никаких нарушений. В конце декабря начались работы по установке ограждений, но сроки сдачи работ подрядчиком не были соблюдены. В целом на парк потрачено – внимание – около 40 миллионов рублей! 40 миллионов вложено сюда – вон сухое дерево стоит, его не убирают… Если б я могла, то пошла бы и срубила. Но я же девочка, могу только мусор убрать или что-то покрасить. Хорошо, дайте мне топор, я его срублю. Не умею, но видимо, придется учиться… 

– В чем основная проблема такого состояния наших общественных территорий? 

– Отсутствие балансодержателя. Практика сложилась такая, что все наши парки числятся как объекты незавершенного строительства. Но они не законсервированы, то есть, открыты для посещений. Здесь гуляют люди, играют дети.  Если кто-то сломает руку или ногу, кого-то ударит током, кто будет нести ответственность? Если на территории нет хозяина, о каком уходе можно говорить? Роман Владимирович, мягко говоря, не ожидал, что все находится в таком состоянии.

Сейчас составлен перечень недоделок, которые были выявлены в ходе наших рейдов. Я всю эту информацию довела до руководителя области. И в ближайшем времени будут поручения исправить все недоработки.

– Ты стала советником врио губернатора. Звучит сильно. В чем заключается твоя миссия? 

– Я общаюсь с людьми, знаю их потребности, проблемные моменты. Я это могу скоммуницировать, отдать и показать.  Я нужна, чтобы доносить объективную информацию с мест. Программа формирования комфортной городской среды – это очень тяжелая программа. С ней не все справляются.  Это контакт с Минстроем, общественниками, людьми. 

– То есть ты ретранслятор?  

– Да. Мы много говорим о диалоге власти и общества. Я взяла на себя такую функцию. 

– Тебя пытаются «троллить» в соцсетях? 

– Ты знаешь, нет. Если бы я не занималась работой в ОНФ, такое бы было. Может, диванному критику и захочется что-то сказать. Но люди знают, что, допустим, две недели назад я красила детскую площадку. Все волосы у меня были в зеленой краске, и я боялась, что приду на собеседование к врио с зеленой головой. Ну что поделать, пришла –  человек с места.  

– Какие ближайшие планы тезисно? 

– Поставить на баланс общественные территории, исправить старые недочеты, наладить систему уборки, содержания общественных пространств. И добиться того, чтобы муниципалитет в сроки вел претензионную работу с подрядчиком. Если подрядчик «косячит», он должен был включен в реестр недобросовестных. Чтобы вовремя информация публиковалась на едином портале госзакупок, чтобы закрывающая документация там появлялась вовремя. Понимаете, у  нас лимит доверия к местной власти на исходе. Очень важно, чтобы обещания выполнялись. Не как с  площадкой «Гулливер»: «В ноябре будет сделано.. Нет, в декабре будет сделано. Нет, все, уже точно – январь!» Ну что это такое? Зачем эти пустые обещания?

Для администрации области важно, чтобы люди понимали – их слышат, их обращения читают. Если есть какие-то проблемы – звоните, рассказывайте! Никто не стоит барьером. И Роман Владимирович выступает за постоянный диалог с обществом. Это действительно губернатор «здорового человека». Это не я придумала, его так люди называют. Он везде бывает и общается с жителями постоянно.  

– Как ты находишь общий язык с людьми, у которых разные взгляды на благоустройство?

– Взгляды могут быть разные (на тот же выгул собак, например), но в ключевых моментах мнение едино. Например, люди считают, что во всех парках должны быть туалеты.  В парке КЗТЗ дети в школу искусств ходят. Не стыдно? Здесь, в парке Дзержинского, туалет нерабочий. Но мы добьемся, чтобы его открыли. В парке Бородино туалет подземный, заходить в него просто страшно – там нужен ремонт.

С людьми нужно искать контакт. Сейчас у нас очень хорошие качественные проекты территории, которые будут делать в этом году. Они проработаны с населением. Грамотные проекты 19 года – это результат. Такого раньше не было 

 

– Что изменилось в твоей жизни с приходом в администрацию? 

– Раньше мне приходилось разрываться между общественной жизнью и работой по специальности. Это тяжело. Теперь я могу заниматься любимым делом. Наверное, я выгляжу как мазохист, любимое дело – «косячины» искать какие-то. (смеется) Ну это правда любимое дело. Я могу приносить пользу людям, и благодарна врио, что он замечает гражданские инициативы. Я общественник с ног до головы. Это очень важная часть моей жизни. Мы поехали недавно на ПЛК и помогли убрать двор. Мы просили «управляйку» – бесполезно. И убрали его сами. В этом нет ничего такого. Я ведь хочу, чтобы мой город стал лучше. А насчет графика, как я работала 24/7, так и работаю. Я открыта, доступна для общения во всех соцсетях, с телефоном не расстаюсь даже ночью. 

– Как с такой загруженностью ты видишь свою личную жизнь? 

– Я не знаю. Пока мне 22, и у меня есть жизненные силы. Мне всего хватает! Попозже встретимся и обсудим этот вопрос. 

– Договорились!

Убивший сотрудника ОСБ патрульный не признал своей вины на допросе. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика