Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

Мы остановим убийство в Курске

Мы остановим убийство в Курске
Фото vk.com
Контроль за безнадзорными животными в Курске продолжает оставаться большой проблемой – популяции собак и кошек растут, попытки сократить численность за бюджетные средства картину в городе не меняют, а убийства бродячих животных вызывают шквал возмущений горожан. И тут случилось неожиданное – тендер на отлов животных в этом году выиграл известный в городе волонтер, собачник, Дато Папуашвили. Правда, его победу на торгах с первого раза не признали, по причине якобы не предоставленной выписки из налоговой – в электронном виде не открылся документ. Зоозащитник обратился в ФАС, продемонстрировал, как легко открыть документ с помощью программы Word, и антимонопольщики признали его победителем. Если контракт будет подписан, Дато получит более полутора миллиона рублей. О планах на зоозащиту и гуманном контроле за численностью бродяжек он рассказал корреспонденту «SM-news».

– Дато, когда вас официально назначат главным по контролю за бродячими животными в Курске, что планируете делать? Какой будет подход?

– Отлов. Стерилизация. Вакцинация. Пристройство максимально возможное. В принципе все, что мы, волонтеры, до этого делали за свой счет, теперь еще и с помощью бюджетных средств.

– Вы рады, что удалось прорваться?

–  Двоякое состояние. Я рад, что нам удастся хоть на время остановить процесс убийства, который продолжается в городе много лет. И озадачен потому, что осознаю весь груз, который теперь на меня свалится – свободного времени вообще не останется. Покоя не будет, надо это все максимально быстро сделать. Я следил за тем, как раньше проводился отлов и как мы получали подтверждения усыпления животных. Я психанул, открыл ИП и принял участие в тендере.

– Вы понимаете, что, возможно, перешли дорогу чьим-то коммерческим интересам. Вам не боязно?

– Боязно жить рабом, когда вокруг говорят, что все куплено. А я хочу верить, что что-то можно изменить.  Этим поступком мы, возможно, повлияли на ситуацию не только в области, но и в стране. Мне поступает масса звонков из разных регионов: люди поздравляют, пишут, что мы «первая ласточка». Волонтеры из других регионов говорят, что верят в нас и хотят перенять опыт. Я надеюсь, что в следующем году эти ребята тоже примут участие в аукционах.

– Как отреагировали на победу ваши близкие, друзья?

– Все звонили, поздравляли. Более того, даже недруги волонтерской деятельности звонили и писали, те которые не поддерживают нашу идею. Это ценно. Друзей много, друзья обещают помочь. Волонтеры «Право жить» обещают поддержку. Нас поддерживает депутат горсобрания Дмитрий Гулиев. Нам планируют передать вольеры в Чаплыгино – около десяти больших вольеров. И мы арендуем частную передержку в Лебяжьем. Там шесть вольеров, в ближайшее время своими силами поставим там еще вольеры.

– Сколько безнадзорных животных вы планируете поймать, стерилизовать и вакцинировать?

– Около 200-250. В контракте не указано, сколько именно, но, приблизительно денег хватит на это количество. Будем пристраивать в хорошие руки, но часть не агрессивных собак придется выпустить. Если мы хорошо поработаем, то сможем бороться и за следующий тендер. Там суммы более внушительные, но и работы больше, – выше будет конкуренция.

– Дато, давно занимаетесь зоозащитой?

– Лет восемь, наверное. Ситуация в Курске печальная, мне действительно жалко животных. С детства животные жили у нас, потихоньку пришел к идее. Я люблю животных. Кстати, у меня сейчас у меня дома три собаки, все подобраны с улицы.

– Мы все, так или иначе, любим животных, но, в основном, милых и породистых. А вы любите всяких: и грязных, и некрасивых, и больных. Откуда такое чувство? Может, в вашей жизни произошла ситуация, которая повлияла на мировоззрение? Какое-то впечатляющее событие?

– Да это «впечатляющее» постоянно. Посмотрите вокруг: покалеченные голодные животные. Беспомощные. Жалко… Никто не поможет, кроме нас.  К этому приходишь постепенно, приходится лечить, пристраивать потом. У меня бывают моменты, когда хочется уйти, бросить все это дело. Вечером ложишься с мыслью: «Все, завтра просыпаюсь, и больше этим не занимаюсь». Проспал ночь, утром поднялся, и кто-то позвонил: «Приедь, спаси, помоги!» И заново начинается история.

– Зоозащита затягивает?

– Кого-то да, кого-то нет. Кто-то пришел, увидел, как все это тяжело, и ушел. Многие люди трудности не любят просто.

–  Многие зоозащитники говорят, что животные добрее, чем люди. Правда?

– Однозначно и без вариантов.

– Вы часто становитесь свидетелем жестокого обращения с животными?

– Не сказать, что часто на моих глазах, но историй таких достаточно в городе. Они не единичны, это точно. В конце прошлого года мы искали почти сутки пса на проспекте Победы. Нашли – открытые переломы двух лап с левой стороны полностью. Ужасное состояние. За сутки, пока  к нам обратились, никто его не тронул. Травмы были не первый и не второй день – дня четыре все это происходило. Предположительно его сбила машина и уехала.

– Наверно, самый распространенный случай – сбил и поехал. Люди, возможно, сами не осознают, что натворили, не считая это «жестоким обращением» с животными?

– Это жестокое обращение с животными однозначно. Если слегка зацепил, собака чуть взвизгнула и побежала дальше, – это одно. А когда кости наружу и на двух лапах… Собаке сделали около пяти операций, у нее были протезы Илизарова, сейчас она у куратора, выздоравливает.

– По отношению человека к животному можно  судить о его отношении к другим живым существам? И людям?

– Криминалисты самые известные говорят, что люди,  которые издеваются над животными, часто перерастают в серийных убийц. Это не наши выдумки, а известные факты и статистика.

– Сюда входит охота? Или это особая категория отношений «человек-животное».

– Я против охоты категорически. Популяция диких животных должна контролироваться не людьми, а самими животными.  Человек не должен вмешиваться в такие процессы.

– Люди оправдывают охоту принципом: «Я мужчина-добытчик. Я имею право пойти и убить дичь».

– Хорошо. Я мужчина-добытчик.  Я имею право пойти и застрелить другого человека?

– Какая часть вашего времени, ваших сил и денег уходит на животных?

– Максимум свободного времени и даже иногда несвободного. По деньгам вообще никто не посчитает, сколько волонтеры тратят. Даже не корма и уход, а ветклиники, лечение, операции, – дорогое удовольствие. У волонтеров нет господдержки – это ощутимо.

– Как оцениваете работу с безнадзорными до того, как вы выиграли тендер.

– Мы можем выйти на улицу и посмотреть итог этой работы. К чему привело усыпление, отстрел… итог плачевный: ничего не меняется, только ухудшается. Десятки лет убивают, и бродяжек становится все больше. И само местное население тому виной. Только сейчас часть людей начинает понимать, что стерилизация это хорошо. Многие животные, оказавшиеся на улице, изначально не были бездомными. Большую часть люди выбросили на улицу из дома. Ели население не придет к мнению, что беспородное домашнее животное нужно стерилизовать, то сложно будет сократить эту численность. Популяция постоянно пополняется силами жителей частного сектора, которые выбрасывают зверей.

– «Право жить» не раз заявляли о том, что бродячие животные – это часть экосистемы города. А если вы стерилизуете всех, то следующего поколения не будет?

– Никогда такого не будет, чтобы они полностью исчезли. Наш менталитет не позволит такому случиться. Люди все равно будут выбрасывать щенков. А полностью убирать всех собак нельзя – начнут лисы в город заходить, крысы. Вспомним глобальный пример – в Китае полностью истребили воробьев, но через несколько китайцам пришлось закупать их в других странах. Саранча напала на посевы, рухнула экосистема. Сейчас в Курске закрывают продыхи подвалов, чтобы кошки туда не заходили. Кошки не заходят – заводятся крысы. Сегодня дедушка, пенсионер, звонил, сообщил об этой проблеме. Сейчас будем решать. Хотя работники ЖЭУ пугают жильцов, что оштрафуют и накажут. Это неправда – продыхи должны быть открыты. Но люди неграмотные, не знают своих прав. Очень много ошибок происходит именно по нашей собственной неграмотности. Это касается и электронного аукциона, в котором я изначально якобы «проиграл». Я бы мог не вдаваться в тонкости торгов, смириться, не отстаивать свою правоту, и сейчас собак продолжали бы отстреливать, а мы с вами не сидели бы тут и не разговаривали о гуманном контроле численности и грандиозных планах.

–  Уверена, это ваше не последнее интервью. Удачи вам!  

Убивший сотрудника ОСБ патрульный не признал своей вины на допросе. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика