Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

Когда нашли Зарину, мы обнимались и пели песни: это чудо! Это счастье!

Когда нашли Зарину, мы обнимались и пели песни: это чудо! Это счастье!
Фото vk.com
Этот год побил все рекорды российской поисковой статистики по лесным поискам. На днях в курских лесах погиб пожилой грибник, двух любителей тихой охоты удалось найти. Курская команда выехала в Нижний Новгород, чтобы подключиться к поискам пятилетней Авгоновой Зарины. Волонтеры «Лиза Алерт» ежедневно получают заявки на пропавших людей – их было бы куда меньше, если бы люди, уходя в лес, руководствовались элементарными правилами поведения в лесу. О несложных вещах, которые могут спасти жизнь, корреспондент РИА «SM-News» общался со старшей курских поисковых групп Анной Айтековой. Анна родом из Магадана, позывной девушки так и звучит – «Магадан».

— Анна, вас считают очень хорошим специалистом по лесным поискам. 

— Я родилась и выросла на дальнем востоке России (в Курске живу 10 лет), люблю лес, он знаком мне с детства, и я довольно опытна в силу пройденных поисков и учений. Я активно участвую в лесных поисках, они мне нравятся особенно.

— Когда пришли в «Лиза Алерт»? 

— Два года было 16 июля. Я очень хорошо помню эту дату, был мой день рождения, 30 лет. Позвонила подруга, говорит: «в соседней области пропал мальчик». И я ответила: «поехали!» У меня был день рождения, но я решила, что отмечу потом. Оказалось, это был один из самых важных дней рождения в моей жизни. Первый поиск, Липецкая область, мы искали Кузнецова Артема. Мы не успели. Мальчик погиб.

— Многие поисковики уходят после первого печального опыта. Вы не ушли.

— В моем случае это был мощный толчок к участию в поисках, чтобы помогать предупреждать такие трагедии, чтобы исход поиска был положительным. Травмирующая ситуация включила меня в поисковую жизнь и изменила взгляды на мою собственную, на воспитание сына.

— Что вы поняли? 

— У меня ребенок с особенностями развития, у него алалия, это тяжелое нарушение речи. Несколько лет я пребывала в депрессии… Мы ведь вынашиваем здорового ребенка, планы на его жизнь, думаем, что он родится, пойдет, заговорит, школа, институт… Ждем первого слова, первого «мама»… Но иногда у судьбы на нас другие планы, не всегда это легко принять сразу. Когда завершился поиск Артема, я поняла — главное, что мой ребенок жив, он со мной. Он может не говорить, но может жить, радоваться, наслаждаться жизнью. Я хочу, чтобы другие дети, которые потерялись, получили шанс на жизнь. Как девочка Зарина, Коля Бархатов и другие.

— Я знаю, что вечером вы собирались на поиски Зарины и только что приехали. Какие эмоции? 

— Это всепоглощающее ощущение счастья! Я невероятно горжусь людьми, участвующими в поиске! Ведь раньше, буквально 10 лет назад, о таком ребенке бы сказали: «сгинул в лесах». А теперь эта девочка будет жить, получит образование или не получит, выйдет замуж… да неважно. У нее будет выбор на жизнь, и это потрясающе! Это сделали простые люди, как мы с вами. Менеджеры, бизнесмены, слесари, женщины в декрете, бизнес-вумен, стюардессы… Обычные люди – своими руками, ногами, глазами.. Главное, своим сердцем. Неравнодушным сердцем. Это превосходно!

— С какими мыслями собирались на поиски? 

— Мне было очень тревожно, шли третьи сутки, я знаю статистику, на какой день детей находят живыми, на какой уже шансы минимальны. К тому же, из сторонних инфоресурсов появилась информация о следах пребывания медведе в том же лесу, где искали ребенка. Я из Магадана и знакома с повадками этого зверя. Он должен уйти из леса, если слышат шум. Возникли самые страшные предположения, что он задрал добычу и ее сторожит. Может, я накрутила себя, но всю дорогу я себя настраивала, что девочка живая. Мы понимали, что возможно счет идет на часы.

— И вы не доехали до места поисков?

— Мы пересекли Липецкую область, в какой-то момент я открыла отрядный чат, увидела фото девочки на руках у волонтера и стала кричать: «Стоп, Лиса!» Это мы кричим, когда работаем в лесу, что означает «Стоп, поисковая группа». А тут я стала кричать это в машине, чтобы водитель остановил авто и съехал на обочину (смеется). В машине ехали мужчины, суровые такие, с некоторыми из них я познакомилась совсем недавно. Мы остановились, вышли, стали обниматься, поздравляя друг друга с НЖ(найдена, жива). Это результат колоссальной сплоченной работы нескольких сотен человек из разных областей! Это потрясающе! На обратном пути мы пели песни, преисполненные восхищения и радости, это было очень здорово! А то что было в штабе, это, наверное…

— Фиеста? 

— Да! Счастье! Приток адреналина! Это состояние дает силы дальше работать, идти на поиски…

— … и дало силы вам после бессонной ночи встретиться с нами?

— Да!

— Этот год по общей статистике побил все рекорды по заявкам на людей, пропавших в лесах. Но у нас в регионе нет дремучих лесов, это далеко не Магадан. 

— В Курске по статистике лесных поисков у нас рекорд не побит, да и принципе в сравнение с другими регионами нам грех жаловаться. По России да. Больше людей узнает про отряд, и с каждым годом заявок все больше. Один пожилой мужчина, к сожалению, погиб. Подробности не могу сообщить. Скажу, что можно потеряться и погибнуть в лесу в любом регионе и любом возрасте. Можно зацепиться за корягу, вывихнуть ногу и лежать обездвиженным. Мы когда переходим дорогу, водим авто, руководствуемся правилами. Лес опасен и для похода туда тоже есть свои правила.

— Расскажите подробнее. Какой памяткой нужно руководствоваться при походе в лес.

— Первое – оставить сообщение или записку с информацией, во-сколько, откуда ты ушел, куда идешь и когда вернешься. Например: «8:00, я направляюсь в лес в Духовце, от трассы на север, вернусь в 5 вечера.» Если человек одинок, надо рассказать о своих намерениях любому ответственному знакомому лицу – это может быть соседка, коллега и т.д. В этом нет ничего смешного. Можно послать со смартфона координаты точки входа в лес, кому то из друзей или знакомых. Второе – надеть правильную одежду и обувь. Не надевайте, пожалуйста, камуфляж, особенно на детей! Если что-то, не дай Бог, случится, найти вас в лесу будет довольно сложно. Одеваться нужно в яркую теплую одежду (учтите, в лесу холоднее). На ноги – резиновые сапоги (если лес мокрый) или берцы.

— Давайте мысленно соберем рюкзак человека, который идет за грибами. 

— У нас есть графическая памятка. Мы берем: спички, компас (если умеем пользоваться), свисток, заряженный телефон (лучше кнопочный, он дольше держит зарядку), к нему заряженный пауэрбанк (мобильное зарядное устройство), запас воды, перекус. Я бы добавила еще запас медикаментов, если человек вынужден принимать их ежедневно (диабетические, гормональные, сердечные и тп. препараты).

— В идеале лучше ходить в лес с кнопочным телефоном, который дольше держит зарядку? 

— В идеале, да. Но у нас люди вообще не любят брать телефон в лес, потому что боятся его потерять. А то что сами потеряются, об этом они не думают. Я сама неоднократно теряла телефон на задачах, но это не главное. Поверьте, лучше выйти из леса без телефона, чем не выйти вообще. Это возможность связаться со службами.

— Допустим, мы пришли в лес и поняли, что потерялись. Что мы делаем в первую очередь? 

— Обязательно остаемся на месте. Это просто правило номер один.

— Но это очень сложно. Хочется быстро найти выход. 

— Да, как правило, люди понимают, что они потерялись, когда они уже побегали. Так устроена психика, что человеку сложно оставаться на месте, но лучше это сделать сразу. Вызываем службу «112», звоним на номер горячей линии «Лиза Алерт» 88007005452. В некоторых регионах «112» передает сообщение нам, но они не обязаны этого делать. Не высаживаем телефон, не звоним мамам, бабушкам, не пишем завещание, не снимаем сторис: «Если вы ходите знать, как выглядит потерявшийся человек, то смотрите…» ( смеется)

— У вас отличное чувство юмора, все поисковики такие? 

— Да, это наверно уже профдеформация — шутить о поисках.

— Можно вывести себя из леса по природным меткам: звездам, солнцу?

— Вообще не стоит в это играться. Нас учили в детстве на ОБЖ, что мох растет с северной стороны. Ребята, мох растет везде, я вам скажу! Если нет компаса, лучше сидеть на месте.

— Залезть на дерево? 

— В Курске нет таких деревьев, на которых можно спрятаться. Лично я не видела, да и зачем — дикие звери сами нас боятся зачастую.

— Рассмотрим худший сценарий: мы потерялись, телефона нет, что делать? 

— В первую очередь разводим костер, пьем потихоньку водичку и готовимся, что придется тут провести ночь, возможно, не одну. Не стоит искать еду. Без еды взрослый человек может продержаться долго, а заплутать можно очень далеко. Блуждая по лесу, мы ищем себе дополнительные «приключения» — природные ловушки, это может быть болото, овраг и тд. Лучше оставаться на месте. Если слышим сигнальную сирену (она должна статично работать в одном месте), можно двигаться на нее, но только в светлое время суток. Только днем. Слушать, зовут ли нас и самому подавать сигналы.

— Что кричать? 

— Что угодно и бить палкой по дереву. Звук очень хорошо передается. Мы иногда кричим: «Если вы нас слышите, но не можете ответить — стучите палкой по дереву!»

— Допустим, сидим мы под деревом, кричим, стучим палкой, но никто не приходит, а тут смеркается. Начинает паника подступать. Что делать? 

— Разводить костер, подготовить из подручных средств лежак, постараться успокоиться. Стихи читать, что угодно, но оставаться на месте и ждать помощи. Спать в первую ночь вряд ли получится, это неприятно, тревожно, это не среда обитания человека. Постараться развести костер, экономить воду. Человеку, ставшему заложником леса, свойственно засыпать с первым рассветом. Прислушайтесь, возможно, вы услышите звуки транспорта или поездов. Днем, по светлу, можно попробовать выйти на дорогу или ж/д пути, если путь к ним не преграждает болото или бурелом. В таком случае оставайтесь на месте.

— А если человек знает, что его никто не будет искать? Понимаете? 

— Да. Но если ты изначально знаешь, что тебя не будут искать — нужно максимально позаботиться о своей безопасности. Научиться пользоваться компасом, брать аварийный азимут. Это не набор слов, научиться этому поможет даже пара учебных роликов в интернете. В авто у нас ведь есть навигатор и видеорегистратор. Идёшь в лес – руководствуйся элементарными правилами, они просты и логичны. Мы же не говорим: «возьми с собой кислородные баллоны, УАЗик, палатку!» Да зайди ты к соседке, у которой берешь соль, зайди к продавцу в магазине, скажи, что ушел, может, она будет тебя ждать, может, у вас потом случится любовь! (улыбается)

— Родственникам стоит сразу бить тревогу? 

— Конечно. Не стоит ждать пресловутых трех суток для подачи заявления. Можно и нужно подавать заявление с первого дня и в полицию, и «Лиза Алерт». Тяжелые ситуации, когда только на третьи сутки мы узнаем, что в лесу потерялась глухая бабушка. Чтобы это предотвратить — берегите своих пожилых родственников. Расскажите им правила безопасного похода в лес. Фотографируйте их. У нас большинство ориентировок на пожилых людей с фотографией из паспорта 40 лет. Помните: чем старше, тем беспомощнее, тем сильнее возрастные изменения здоровья, тем слабее критическое мышление. У кого-то деменция, у кого-то альцгеймер. Относитесь к своим старикам бережно и внимательно, так как они относились к вам в детстве.

— Страшно найти человека в состоянии уже… вы меня понимаете? 

— Да. Однажды, когда я только пришла в отряд, мы искали человека, одна из версий — суицид. Мы светили на ветки, и вдруг я увидела висящий силуэт. Я смогла взять себя в руки, но испытала довольно сильный страх. И я подумала — а готова ли я увидеть, то что ищу… Опытные поисковики позже подсказали мне как правильно вести себя в такой ситуации. Сейчас я уже готова с этим встретиться, хотя такой страх это нормальное состояние. Здесь нечего стесняться.

— Большая у вас курская команда?

— Да. Для региона, где мало лесов, у нас наикрутейшая команда! Мы много учимся, тренируем и оттачиваем навыки. Но людей всегда не хватает, ведь поиски это не только лесные задачи, но и много другой, не менее важной работы. Постоянно идет обновление — люди уходят из отряда по разным причинам, но приходят новые, готовые обучаться, а мы готовы их обучать и делиться опытом. В активе остаются сильные и желающие работать люди. У нас одна цель, одна задача. Мы все очень разные, со своими взглядами, образом жизни, идеологией, но на задаче мы идем вместе плечом к плечу, помогаем друг другу вне отрядных делах, порой вместе грустим и обнимаемся от счастья. Мы не просто отряд, мы семья. Присоединяйтесь, у нас очень здорово!

Убивший сотрудника ОСБ патрульный не признал своей вины на допросе. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика